Главная


Музыкальная школа
Руки
музыканта

О музыке и музыкантах
Творческие наработки
О нас
Каталог музыкантов Поиск
Анкета
Регистрация
Вход

 Касса
"BRAVO!" Израиль

Партнеры
Реклама
у нас

Рингтоны -
классика
и джаз

Календарь
сайта
         

Как  Столярский учил играть на скрипке или «Школа имени мене»

Валентин Максименко
профессор ОНПУ, академик

Петр Соломонович Столярский, как известно, был одним из величайших скрипичных педагогов столетия. Жак Тибо, например, говорил: «Его педагогика — то, чем должно гордиться мировое искусство».

 

Примерно то же говорили Жозеф Сигети, Генрик Шеринг и другие авторитетные музыканты. Чтобы понять их правоту, нет нужды углубляться в теорию, достаточно просто перечислить лишь некоторых из самых выдающихся его «детей» — учеников: Натан Мильштейн, Михаил Фихтенгольц, Самуил Фурер, Елизавета Гилельс, Борис Гольдштейн, Альберт Марков, конечно же, Давид Ойстрах. Педагогика Столярского определила развитие скрипичного исполнительства века: вспомним «внуков» Петра Соломоновича только по линии одного его «сына» — Д. Ойстраха: В. Пикайзен, Э. Грач, С. Снитковский, Р. Файн, О. Пархоменко, О. Крыса, О. Каган, М. Секлер, В. Климов, Л. Исакадзе, Г. Кремер...

 

П.С. Столярский с учениками

Этот славный ряд далеко не исчерпан, а прерываю я его лишь из стилистических соображений. Главное же понятно — панорама скрипичного искусства двадцатого столетия во многом определяется питомцами ШКОЛЫ Столярского.

А сам Петр Соломонович был сыном скромного деревенского музыканта. Ему не довелось получить достаточно высокого общего образования. Он не без труда писал по-русски (его дела вели дочь Нелли, секретарь А. Бычач и другие помощники), так и не освоил в совершенстве русскую речь.

Его оговорки, курьезные фразы становились «притчами во языцех», передавались из уст в уста, обрастали легендами. Я годами «коллекционировал» высказывания Столярского, тщательно проверяя достоверность с помощью свидетельств его учеников и коллег. Все эти люди относились и относятся с пиететом к личности Педагога, смущаясь, подтверждают истинность тех или иных его фраз. Им почему-то кажется, что лексикон Столярского принижает значимость его достижений. По-моему, это заблуждение. Относительно легко чего-то достигнуть при помощи семьи, «университетов», но, по сути, «из грязи» выйти в истинные «князи» — удел людей выдающихся. Правда не принижает, а возвышает личность Столярского.

Пожалуй, самой популярной стала его фраза «школа имени мене». В двадцатые-тридцатые годы в Союзе учреждениям культуры присваивали имена живущих людей. Так, в Москве был театр имени Мейерхольда, одесский оперный носил имя Луначарского, а первая в мире детская музыкальная школа-интернат для особо одаренных детей еще при Петре Соломоновиче получила название «Школа имени профессора Столярского».

Очень популярной была и остается фраза Столярского «Ваш мальчик обыкновенный гениальный ребенок» (свидетельство Л. Маркеловой). Учитывая стеснительность учеников Петра Соломоновича, «дававших показания», я в дальнейшем буду ограничиваться лишь их инициалами, любому же пуристу, который заподозрит меня в «принижении достоинства» педагога или отсебятине, готов дать полную ссылку на «первоисточник».

«...Ваш мальчик обыкновенный гениальный ребенок»

В духе «эпохи построения социализма» Петр Соломонович называл свою школу «фабрикой талантов». А когда отправлялся с многочисленными учениками для выступлений в разные города Союза, говорил, что «везет вагон талантов».

После одного из успешных выступлений своих питомцев в столице он сказал секретарю: «Дай телеграмму в Одессу, что школа прошла с большим фуражем» (он имел в виду — фурором; свидетельство А.Б.).

Выступая в Одессе с отчетом о поездке, он заметил: «После такого успеха школа будет иметь большой символ к работе», подразумевая, что успех станет стимулом к дальнейшей работе (А.Б.). По свидетельству Л.Г., он сказал однажды: «Нас наградили за нашу работу, но мы не должны забывать то место, из которого вышли» (как говорили в старой Одессе, «не подумайте плохого»). Петр Соломонович хотел сказать, что не следует самообольщаться успехами, нужно продолжать настойчиво работать там, где успехи закладываются, в школе, классах.

Отвлекаясь на время от курьезов и лексикона, замечу, что Петр Соломонович обладал чувством юмора, владел своим, специфическим, языком образных сравнений. Его ученики (А.Б., М.Г., А.П. и др.) запомнили такие высказывания педагога во время уроков.

«...Не спеши, не веди смычок так быстро. Представь себе, что это твоя зарплата. Ты должен не сразу ее израсходовать, а распределить на длительное время».

 

П.С. Столярский направляется от «Эмки»
к своему дому на Пушкинской

«...Кого ты хочешь перегнать? Играть на скрипке — это не прыгать на лошади. Покажи мне красивую музыку».

«...Что такое воробей? Это соловей, который не выучил свои трели». Добиваясь благородного звучания инструмента, он говорил: «Не надо думать, что слово «скрипка» происходит от слова «скрип».

Обращая внимание на необходимость придерживаться стиля произведения, он говорил просто и доходчиво: «Играй мне Баха, а не Оффенбаха».

Объясняя, как следует держать скрипку, Петр Соломонович говорил о «ключнице», имея в виду... ключицу. Кстати, ему принадлежат замечательные слова о том, что «скрипку нужно держать гордо».

Возможно, стремление к образности, пусть несколько заземленное, пришло к Столярскому от одного из его педагогов, О. Шевчика, любившего говорить: «Сперва научись чисто играть гамму, а потом будешь кушать конфетки».

Столярский утверждал: если шахматы — спорт, то с не меньшим основанием можно считать своеобразным спортом и игру на скрипке. «Попробуйте выстоять на ногах час, два, три и при этом играть, это не каждому под силу — нужна сноровка, должны действовать и руки, и мозг».

Он любил учеников и был очень требователен к ним. И его любили ученики, обычно слушались безоговорочно. Тем более запомнился такой эпизод ослушания. Петр Соломонович часто приглашал в свой класс выдающихся гастролеров и показывал им учеников. Однажды он продемонстрировал, кажется, Жаку Тибо (А.П.) лишь нескольких учащихся. Другие одаренные ребята обиделись и... не пришли играть в ансамблях, которые Столярский тоже хотел показать высокому гостю! Петр Соломонович не мог поверить в реальность случившегося, а участники «забастовки» спустя более полувека вспоминали об этом эпизоде с болью и раскаянием.

Начинающие скрипачи

Еще один любопытный эпизод. Ученический коллектив записывали на пластинку. Столярского не предупредили о начале записи, он считал, что продолжается репетиция. В одном месте П.С. возмущенно закричал: «Что ты там играешь, беhеймо, я сейчас брошу тебе пульт в голову!» Когда запись дали прослушать и дошли до злополучного места, все рассмеялись, а Петр Соломонович растерялся и с удивлением сказал: «Разве это я? Я такого не говорил». И был в этом искренне уверен — сказанное сгоряча, в состоянии аффекта не отражало сути его отношения к ребятам...

Рассказывавшая об этом его ученица и в свои 80 лет была уверена, что подобные факты не следует делать достоянием людей, чтобы не бросить тень на облик педагога.

Подчас огрехи лексики и наивность Петра Соломоновича обретали неожиданный смысл. Так, выступая в Москве в Наркомате просвещения, Столярский следующим образом выразил свою благодарность партии и правительству за открытие школы (тогда еще она располагалась в Лютеранском переулке, рядом с консерваторией): «Для меня высшее счастье, что удалось создать чудесную музыкальную школу для детей в Одессе да еще накормить голодных детей. Поэтому разрешите мне поблагодарить товарищей Сталина, Молотова, Кагановича и прочие шишки» (в несущественно отличающихся вариантах довелось слышать изложение этого эпизода от разных учеников Столярского).

Как высокую честь предложили Петру Соломоновичу вступить в партию (многие добивались этого годами, выстаивая длинные очереди, как за любым дефицитом; недаром кавеэнщики позднее острили: «Мы отстояли социализм в очередях»). И, как водилось, стали задавать ему традиционные вопросы.

«Почему вы хотите вступить в ряды партии?» — «Потому, что я стою на советской площадке», — сказал Петр Соломонович, имея в виду «платформу» (один из получивших широкое распространение перлов канцелярита эпохи социализма).

На вопрос «Что вам дала советская власть?», Столярский искренне ответил: «Эмку». Речь шла о том, что ему была выделена легковая автомашина «М-1» производства Горьковского автозавода. По тем временам это была большая редкость. Получив машину, Столярский предложил покататься на ней по городу своему коллеге по школе, пианисту Л.Я. Саксонскому. Тот прихватил с собой малолетнего сына Володю, о чем Владимир Саксонский, ныне известный музыкант, помнит по сей день.

 

Репетиция у Столярского дома

С этой машиной связано еще одно «мо» Столярского. По воспоминанию Л.Г., он сказал однажды: «Открой калитку», имея в виду... дверцу автомобиля.

Столярский обрастал в Одессе легендами, как корабль ракушками.

Один из его учеников, М. Гольдштейн издал в Иерусалиме книгу об учителе (сам по себе факт, заслуживающий признательности, кстати, ряд примеров взят из книги М.Г.). Приведу такой фрагмент: «Один из взрослых учеников Столярского был арестован. Пришел к Петру Соломоновичу следователь и попросил вспомнить, не имел ли ученик связей с немцами. В то время немцы воспринимались в качестве фашистов. Столярский сказал: «Да, я знаю, что он связан с немцами, могу даже назвать, с кем». Следователь взял записную книжку и приготовился записать. «Например, он имел связи с Брамсом, Шубертом, Шуманом, Бахом». Следователь все записал, поблагодарил и ушел. Столярский даже не подумал о том, что сказал чепуху. Потом он мне сказал: «Пусть они сами разберутся, это их хлеб».

Мне этот эпизод кажется крайне маловероятным: в 37-ом с органами не шутили. Это, скорее всего, легенда. Вересаев говорил о том, что легенды тоже отражают суть людей. В этой легенде отразилось сочувствие Столярского, как человека глубоко порядочного, людям, попавшим в беду. И не могу отделаться от чувства, что эпизод появился как дань идеологии. Один сатирик, по-моему, точно сказал, что «их» идеология очень похожа на «нашу» — «там многое излагается, как в газете «Правда», только с частичкой «не» (то, что у нас со знаком «плюс», там с «минусом» и наоборот). Основанием для такого предположения, мог служить такой пример: Гольдштейн «помещает» ректора одесской консерватории в послевоенные годы композитора Данькевича в «первые ряды антисемитов». Когда я спросил об этом профессора консерватории Л.Н. Гинзбург, она категорически отвергла утверждение М. Гольдштейна.

Думается, Петра Соломоновича нельзя воспринимать ни как «верного сына коммунистической партии» (утверждала наша пропаганда), ни «как борца с советской властью» (это прочитывается в книге Гольдштейна). В самом деле, если в 17-ом, по воспоминанию Д. Ойстраха, он вывел на улицы Одессы учащихся с исполнением «Марсельезы», то не нужно забывать, что за несколько лет до этого унисон его же учеников исполнял сочинение А.Ф. Львова «Б-же, царя храни»...

Столярский не был политиком, он был человеком, сочувствовавшим обездоленным-голодающим (об этом рассказано в книге Гольдштейна), репрессированным — всем, кто попадал под колесо истории...

Интересно замечание М. Гольдштейна о том, что «Столярский говорил спонтанно, не задумываясь над сочетанием слов». Отсюда и множество курьезов. Например, Петр Соломонович ценил ректора консерватории Канделя, а однажды сказал на собрании: «Берите пример с Канделя, товарищ Кандель никогда не говорит глупости, он делает их». (П.С. хотел сказать «но делает дело», да «спонтанность» подвела).

Не утруждаясь выбором и расстановкой слов, Столярский мог сказать своему любимому ученику Д. Ойстраху: «Додик, не плутайся между ног, иди прежде» (А.Б.). Он имел в виду: «Не путайся под ногами, иди впереди нас».

Петр Соломонович на отдыхе

По воспоминаниям аккомпаниатора Ойстраха Фриды Бауэр, Давид Федорович «был исключительно артистичным, необычайно точно копировал любого человека». В частности, он замечательно изображал самого Петра Соломоновича с его характерными интонациями, жестами, движениями. Столярский, узнав об этом, упросил Ойстраха показать, как тот его копирует. После колебаний Давид Федорович согласился. Показывая, он говорил какие-то «правильные» слова из «репертуара» Петра Соломоновича. Столярский увлекся так, что принял пародию как «копию оригинала», и выразил полное согласие с тем, что говорил от его имени ученик. Он действительно был простодушен, этот умный и трепетно влюбленный в скрипку человек.

Столярский говорил, что чем больше играют на скрипке, тем лучше для здоровья. Нашелся отец одного ученика, выразивший сомнение. Столярский ответил: «Чем лучше руки двигаются, тем больше они отгоняют от человека всякие болезни».

Одному своему юному ученику Столярский однажды сказал: «Вполне сочувствую твоей простуде, но самое лучшее лекарство — взять скрипку в руки и не менее трех часов играть упражнения и этюды. Организм сразу разогреется, да и микробы подохнут от звуков скрипки». Ученик поверил и признался, что после трехчасовой игры почувствовал себя значительно лучше» (М.Г.).

Петр Соломонович... ревновал учениц: был против заключения браков до окончания учебы. Узнав о матримониальных планах А.П., он довел ее до слез придирками к... игре. Она не понимала, в чем дело: играла старательно и вроде бы хорошо, а педагог недоволен. И лишь когда он стал рассуждать о том, что «скрипке нельзя изменять», она догадалась о причине придирок.

 

Могила П. Столярского
в Свердловске.
Памятник поставлен
Д. Ойстрахом
и другими учениками.

Специфический лексикон Петра Соломоновича был всесоюзно известным. Выдающийся пианист и педагог, профессор московской консерватории А.Б. Гольденвейзер с большим уважением относился к деятельности Столярского. Ознакомившись с методикой его преподавания, он даже обратился к правительству с предложением организовать в Москве детскую музыкальную школу, аналогичную одесской (такая школа была открыта — знаменитая ЦМШ). Гольденвейзеру же принадлежит предложение издать «русско-столярский словарь».

Да, у Столярского был свой «словарь», свой «лексикон», связанный с лексиконом еврейских местечек, с одесским лексиконом. Его хорошо понимали окружающие. Понимали и высоко чтили гениального педагога-самородка, пусть и не ограненного высокой эстетикой.

Если, благожелательно читая этот материал, вы улыбались, — отлично. А теперь снимем шляпы в знак уважения к Маэстро, так много сделавшему для отечественной культуры, для всего мира, в знак почтения к одному из самых выдающихся деятелей искусства ушедшего столетия.

http://www.migdal.ru/times/36/2869/

 

-------------------------------

Частной музыкальной школой, где Столярский проводил занятия, была его квартира. Как вспоминал великий Давид Ойстрах, для которого Столярский был по-настоящему первым и единственным учителем, "во всех комнатах толпились возбужденные и радостные малыши, а в коридорах сидели мамаши, ожидавшие своих вундеркиндов и с невероятным оживлением обсуждавшие чисто профессиональные скрипичные проблемы". У Столярского занимались по 80-90 учеников в год. Он работал ежедневно - с раннего утра и до самого вечера. С наиболее талантливыми детьми проводил по два-три урока в день. Столярский обладал редким качеством мгновенно распознавать способности ребенка и, более того, угадывать его будущее. Занятия были в точном смысле слова индивидуальным подходом к маленькому музыканту. На уроках Столярский никогда не показывал, как надо играть. Он внимательно слушал ребенка, неотрывно следил за правильным положением рук, и для этого часами стоял перед детьми на коленях: так ему было удобнее наблюдать игру и поправлять возможные ошибки.
Настоящий триумф Петр Столярский пережил в 1937 году. Тогда на престижном Международном конкурсе имени Эжена Изаи в Брюсселе победителем стал его ученик Давид Ойстрах, и все призовые места и лауреатские звания также получили его воспитанники - Елизавета Гиллельс, Буся Гольдштейн и Михаил Фихтенгольц. В Одессе Петра Столярского узнавали на улицах, в автобусах дети с радостью уступали ему места, а их мамы с еще большим энтузиазмом спешили отвести своих чад к чудо-педагогу, не без гордости говоря, что ведут мальчика "учить на Ойстраха". Определяя данные 5-летнего ребенка - именно в этом возрасте Столярский брал детей на "музыкальное воспитание", - он неизменно приговаривал: "Хорошему материалу нужен хороший портной".
Петр Столярский, скромно называя себя "портным", сделал для России огромное дело. Он - без преувеличения - создал отечественную скрипичную школу и именно в том виде, в каком ее знает весь мир. Для убедительности достаточно лишь напомнить имена прославленных российских скрипачей, бывших воспитанников школы Столярского: Натан Мильштейн, Самуил Фурер, Семен Снитковский, Александр Винницкий. Но безусловно первым среди них был и остался всемирно известный Давид Ойстрах.
Работая с юными скрипачами над правильной постановкой рук, Петр Столярский не уставал внушать им: "Главное - высоко держать скрипку"! - и победно вскидывал левую руку. Но в этих словах педагога выражался не только важный технический элемент его "скрипичной школы". В них "читалось" и то возвышенное чувство любви, преданности к искусству музыки, которое Петру Столярскому было дано вдохнуть в каждого из своих учеников…
Унисон молодых вундеркиндов Слева - П. С. Столярский, рядом с ним - Давид Ойстрах .
 
18.12.2001

http://www.vor.ru
 

---------------

Х.-Г. Ериш

В этом году исполнится 135 лет со дня рождения человека, по вине которого словосочетание «одесский ребенок» у многих ассоциируется с образом интеллигентного очкарика, держащего в руках скрипочку. Этот человек – Петр Соломонович Столярский, выдающийся скрипичный педагог, основавший в Одессе музыкальную школу для одаренных детей, существующую и по сей день.

…Он населял Молдаванку

и черные тупики Старого рынка

призраками пиччикато

и кантилены.

Исаак Бабель

 

Феномен Столярского – это прежде всего феномен музыкального педагога высочайшего класса. Несмотря на неоспоримость этого факта, многие, говоря о Столярском-музыканте, стыдливо-скромно упоминают, что воспитатель целой плеяды скрипачей-виртуозов сам обладал весьма скромными исполнительскими данными. Оправдывают это тем, что, мол, редко таланты исполнителя и педагога сочетаются в одном человеке.

Но биография «несостоявшегося солиста» говорит совершенно об ином. Столярский был потомственным клейзмером. Его отец, а также многочисленные братья и сестры организовали семейный клейзмерский ансамбль, пользовавшийся огромным успехом в родном Липовце Киевской губернии и в соседних местечках. Наибольший доход в «общий котел» приносил трехлетний Пиня Столярский, умиляя слушателей сочетанием «нежного возраста», рыжих кудряшек и отнюдь не детского владения смычком. Один из таких благодарных слушателей тайком от отца отвез юного Пиню в Киев на прослушивание к маститому маэстро. Вердикт был суровым: забыть всё, чему научился, и играть обыкновенные гаммы. Уже познавшему вкус славы Пине подобные слова показались оскорбительными, и он в слезах выбежал из комнаты.

Дальнейшие «столкновения» с академической музыкальной средой вызывали не меньшие проблемы. Много раз юноша вынужден был «переучиваться», осваивать «правильную постановку руки», «классическую манеру исполнения», что приносит ощутимые результаты, как правило, лишь в раннем детском возрасте…

Как знать, живи Столярский в наше время, когда порядочный музыкант обязан владеть всеми стилевыми манерами, а академические исполнители не стесняются принимать участие в клейзмерских фестивалях, может быть, и он блеснул бы на сцене. А Одесса, помимо всего прочего, стала бы мировым центром клейзмерского искусства…

«Тяжелое трудовое детство» во многом сформировало Столярского-педагога. Так, он считал оптимальным возрастом для начала занятий 3–5 лет, когда «мягкие косточки» лучше привыкают к инструменту. Одним из самых важных компонентов воспитания музыканта профессор считал ансамблевую игру, а самым важным – регулярные выступления перед публикой, пусть и не самой взыскательной (Столярский выводил ансамбль своих учеников даже на первомайские демонстрации!).

Репетиция у П.С. дома.

Как ни странно, положительную роль для него сыграло даже отсутствие солидной базы в музыкальном образовании. Будучи самоучкой, Столярский проявлял удивительную требовательность к себе, постоянно стремился к самосовершенствованию. Он хорошо «аккумулировал» опыт известных педагогов-скрипачей, наблюдал за исполнительскими приемами певцов и валторнистов и находил им применение в скрипичной игре. И, конечно, он давал своим ученикам то, чего не получил в детстве сам – настоящую «школу».

Ученики Столярского вспоминают: задолго до получения «вожделенной» скрипки они проходили этапы знакомства с педагогом, изучения нотной грамоты, развития слуха. Потом им «милостиво позволялось» взять в руки инструмент, но Столярский предусмотрительно не натирал смычок канифолью, поэтому юные гении играли… без звука (это делалось для того, чтобы не травмировать уши и души детей скрипом, издаваемым еще неумелыми ручками). Лишь убедившись в правильности постановки рук, маэстро «давал добро» на настоящую игру, и то под неусыпным контролем взрослых. Классическим стал его афоризм: «Мне не нужны талантливые дети – мне нужны талантливые родители».

Справедливости ради стоит отметить, что и талантливыми детьми Столярский «не брезговал». Судите сами: из его класса «вышли в люди» Давид Ойстрах, Натан Мильштейн, Самуил Фурер, Буся Гольдштейн, Елизавета Гилельс, Михаил Фихтенгольц…

Знаменитый земляк Столярского – Леонид Утесов – называл его «изобретателем конвейера талантов». Другой небезызвестный одессит, Исаак Бабель, – к слову, учившийся у Петра Соломоновича (как сам он шутил: «Единственный ученик, не принесший вам славы»), – называл его школу «фабрикой вундеркиндов». Очевидно, сказано это было в пылу увлечения индустриализацией. Иначе разве повернулся бы язык назвать Давида Ойстраха или Бусю Гольдштейна «фабричной продукцией»?! Ведь это – тончайшая «ручная работа» великого мастера!

Так или иначе, ярлык «фабрика талантов» прочно закрепился за школой имени профессора Столярского – первой в Союзе музыкальной десятилеткой, ставшей образцом для аналогичных заведений в Москве, Киеве, Свердловске.

Не так давно школа Столярского отметила свое 70-летие. Одесситы верят, что она еще многие годы будет тешить их самолюбие богатыми урожаями лауреатов, дипломантов и, выражаясь словами ее основателя, «обыкновенных гениальных детей».

 

http://www.lechaim.ru/ARHIV/166/VZR/o04.htm

 
--------------------
Пётр Соломонович Столярский (18 (30)ноября 1871, Липовцы, ныне Винницкой области -- 29 апреля 1944, Свердловск) — советский скрипач-педагог, народный артист УССР (1939). Основатель первой в СССР специализированной музыкальной школы для одарённых детей (в Одессе, 1933; ныне его имени). Кавалер ордена Трудового Красного Знамени.

Пётр Соломонович Столярский родился в Линовцах (Киевская губерния) 18 (30) ноября 1871. Игре на скрипке обучался под руководством отца. В 1900 окончил Одесское музыкальное училище Императорского русского музыкального общества по классу скрипки, занимался также у Э. Млынарского. В 1898–1919 работал скрипачом в городском оперном театре и преподавал. В 1911 открыл собственную музыкальную школу, которой впоследствии было присвоено его имя. С 1920 преподавал также в Одесской консерватории. Уже на I Всесоюзном конкурсе юных музыкантов-исполнителей победителями стали его ученики Е.Г. Гилельс и М.И. Фихтенгольц; кульминационным же для Столярского-педагога стал 1937, когда на I Международном конкурсе имени Эжена Изаи в Брюсселе победителем стал его ученик Д.Ф. Ойстрах, а призовые места получили его воспитанники Е.Г. Гилельс, Б.Э. Гольдштейн и М.И. Фихтенгольц. В 1933 благодаря его усилиям в Одессе открылась первая в стране специальная музыкальная школа-десятилетка для одаренных детей, по образцу которой были затем созданы и ныне действующие школы в Москве, Ленинграде и других городах. В школе П.С.Столярского учился известный композитор Оскар Фельцман.

Как педагог он придавал огромное значение разностороннему развитию юных музыкантов; по его мнению, до первого сольного выхода на концертную эстраду скрипач должен был обязательно пройти три этапа профессиональной подготовки: игру в оркестре симфоническом, в оркестре оперном и участие в разных камерных ансамблях. Отличавшийся феноменальной работоспособностью, Столярский находился в курсе всех репертуарных новинок и регулярно изучал со своими учениками современные произведения.

Умер Столярский в Свердловске (ныне Екатеринбург) 29 апреля 1944.

  Википедия           

 

Популярные dj на свадьбу любые Вечеринки.